Хирургические операции: зимой или летом?

Бытует мнение, что плановые хирургические операции лучше не проводить летом, и наоборот, чем холоднее на улице, тем лучше. У такого суждения есть серьёзные основания: бактерии размножаются тем хуже, чем ниже температура окружающей среды, поэтому у каждого есть холодильник. Cтоит ли откладывать операцию на зиму? Об этом мы поговорили с заведующим стационаром кратковременного пребывания по профилю «хирургия» Артуром Хачатуровичем Мнояном.

– Артур Хачатурович, Вам, хирургу опытному, наверняка знакомо нежелание пациентов идти на плановые операции в жаркое время года. Оно подкреплено данными, выглядящими основательно. Изучая статистику, американским ученым удалось установить, что проведение операций летом повышает риск развития инфекционных осложнений на 29%.

– Действительно, такое мнение есть, однако надо понимать, что оно верно не для всех и не всегда. Действительно, в жару человек больше потеет, патогенная микрофлора, развивающаяся на кожных покровах активнее, делает послеоперационные швы более подверженными проникновению инфекций. Однако данные о том, что это резко повышает риск осложнений, нельзя считать корректными. Если бы речь шла о хирургии тридцатилетней давности, военно-полевой хирургии, оторванных от цивилизации лечебных учреждениях и т. д., я бы признал, что так и есть. К счастью, сейчас хирургия совсем иная. Мы как специалисты, как профессиональное сообщество постоянно развиваемся и внедряем современные подходы к лечению пациентов. В нашей пятьдесят второй больнице тон задаётся заместителем главного врача по хирургической помощи Р. Р. Мударисовым, и у нас работают только те, кому близок такой подход.

Посмотрим на всё это с другой стороны. Меньший риск не означает, что зимой можно не менять повязки и не обрабатывать швы. Ухаживать за послеоперационной раной нужно всегда хорошо. А при нормальном уходе по всем правилам современной медицины, то есть при своевременной смене повязок и обработке швов, риск инфицирования минимален что зимой, что летом. Именно поэтому наши пациенты в обязательном порядке приходят поначалу на перевязки к нам, и лишь потом — в поликлинику. Мы предпочитаем сами ухаживать за швами, которые наложили, прежде чем передавать пациентов хирургам в поликлинике, однако и там правила ухода, как правило, выдерживаются чётко.

– Есть ли пациенты и случаи, когда всё же стоит обратить внимание на температуру окружающей среды?

– Каждый случай уникален. К примеру, если у пациента присутствует серьёзный лишний вес, который образует фартук и складки, то опасения имеют почву. Жировая клетчатка хуже, чем другие ткани, снабжается кровью, из-за чего в толстом её слое чаще могут образовываться послеоперационные серомы — скопления жидкости в послеоперационной ране, которые при несвоевременном обнаружении неблагоприятно повлияют на заживление и могут воспалиться, что потребует более длительных перевязок. Впрочем, зимой серомы точно так же подвержены нагноению, и за этим в любом случае надо следить.

Это не касается подавляющего большинства людей с небольшим «животиком». И в любом случае хирург при первичном осмотре и после операции оценивает все операционные и послеоперационные риски, тем самым довольно точно прогнозируя, как будет заживать рана и как часто пациент должен приходить на перевязки. Хирург, тем более хирург стационара кратковременного пребывания, сам заинтересован в том, чтобы всё прошло хорошо и без осложнений, а средств и инструментов для этого у него как у специалиста ведущей больницы XXI века предостаточно.

Подчеркну, врачи действительно умеют эффективно предотвращать подобные ситуации. Серома будет вовремя обнаружена и опорожнена при необходимости, это не зависит от времени года.

– Зависят ли послеоперационные риски от типа доступа и шва?

– Безусловно. Чем масштабнее разрез, тем выше риск, и время года тут ни при чём. Именно поэтому подавляющее большинство современных операций выполняются миниинвазивным, например, лапароскопическим доступом, через небольшие проколы. Швы — только косметические и внутрикожные. В этом случае риск послеоперационного инфицирования минимален, какая бы температура ни установилась на улице. Прибавьте к этому надлежащий уход — и получится, что и лето, и зима одинаково безопасны.

– Но как же быть со статистикой, собранной американскими учёными?

– Если собрать общую статистику, по всем больницам, всем нозологиям, всем типам хирургических вмешательств, наверное, так оно и будет. Но вот, к примеру, наша статистика: за последние годы у пациентов нашего отделения хирургии случаев нагноения и воспаления после операций не было. Дело не в лете, не в зиме, вообще не в температуре. Дело в подходе: анамнез должен быть собран тщательно и все риски должны адекватно оцениваться до операции, за раной в любом случае должен быть обеспечен надлежащий уход, пациент должен иметь прямую связь с врачом. Всё это обеспечивается в нашем случае, и вот результат: мы на время года большого внимания можем не обращать.

Могу сказать, что пациентам нашего СКП по профилю «хирургия» не стоит бояться жарких дней. А вот затянуть и не обратиться вовремя, пока ещё возможно выполнение операции по малотравматичной современной методике — стоит. Этот риск, в отличие от погодного, очень даже реален.

А для тех пациентов, кто не подвержен влиянию сезонных страхов, есть и небольшой бонус, возникающий за счёт того, что кто-то им всё же подвержен, несмотря на более адекватную статистику и другие аргументы: когда поток пациентов меньше, врач может уделить каждому больше внимания.